travelnad (travelnad) wrote,
travelnad
travelnad

Categories:

Хождение трех байкеров за три моря... или привет, Гималаи 2003-го!)) Часть 10-я. Гора за горой

Хождение трех байкеров за три моря... или привет, Гималаи 2003-го!)) Часть 10-я. Гора за горой

000004

Дата написания этой истории: 2003г., ноябрь
Дата корректировки и опубликования на страницах данного ЖЖ: 2014, 3 января
Заявленная дата, то есть установленная в ЖЖ, привязана к событиям тех дней и к Дню Рождения Кости Овсянко: 02 ноября 2003г.
История основана на подлинных событиях, имевших место быть в Индийских Гималаях, в сентябре 2003г.
Имена персонажей - не вымышленные, велосипеды у нас тоже были настоящие.
Фотографии взяты из архива автора ЖЖ (возможно с некоторыми вкраплениями фото от остальных участников путешествия).
Начало истории и предисловие к оным событиям здесь.

Предыдущие части истории - 2-я часть, 3-я часть, 4-я часть, 5-я часть, 6-я часть, 7- часть, 8-я часть, 9- я часть.
Для тех, кто желает узнать что было дальше, приятного чтения десятой части сериала )

ХОЖДЕНИЕ ТРОИХ БАЙКЕРОВ ЗА ТРИ МОРЯ. ЧАСТЬ десятая. Гора за горой
Отчет Лавреженковой Юли о велопутешествии по Северным Индийским Гималаям
с дополнениями, пояснениями и исправлениями travelnad (выделенными вот таким шрифтом)
25.09.03- Панг (Pang)- Латунг -Ла (Lachlag- La 5060м)– Саршу ( Sarchu)
На следующее утро мы съели по омлету и тронулись в путь. Надо сказать, что Костя, как житель холодной Сибири, вообще не мог есть ничего острого. Он всегда предупреждал: "No spicy!". Но это не помогало. Еда все равно была очень перченой. Видимо индусы просто не понимают, как можно вообще не класть перец. И было забавно смотреть, как Костя самолично руководит процессом приготовления пищи – очень незамысловатой – жареные яйца и рис вперемешку – чтобы туда ничего не попало лишнего.

000121007

000008

Утро было не очень ветреным и сравнительно теплым. Вместо улетевшей вчера кепки на мне красовался платок с символикой Зенита, одолженный на время у Нади. Поехали. Ветер крепчал. Становилось все холоднее и холоднее. Пейзаж был очень негостеприимный – солнце спряталось за облаками, и горы выглядели мрачно, даже враждебно-темные скалы, крутые обрывы.

Ветер стал еще сильнее и холоднее, платок улетел. Я достала шерстяной шарф и туго повязала им голову
.

000030

Температура упала ниже нуля. Все горные потоки вокруг превратились в лед. С носа свисали сосульки. Ветер, чуть слабее, чем вчера, напоминал раненого зверя, который то вдруг набрасывается с неистовой силой и рвет тебя на части, то вдруг, обессилев, отступает и забивается в угол. Мои руки, в кожаных осенних перчатках, в которых я всю зиму хожу в Питере, совершенно окоченели от пронзительного, холодного ветра, и приносили резкую боль. Приходилось каждые 10 минут останавливаться и их отогревать, чтобы хоть как-то можно было продолжить путь. Я поравнялась с Костей и затем уехала вперед. Сколько оставалось километров до перевала я не знала – сбилась со счета. Вдруг впереди наверху я увидела какую-то фигурку в красной куртке. Фигурка двигалась туда-сюда и не исчезала. Что это могло быть? Конечно Надя, которая ждала нас на вершине горы. Но прошло еще минут 30, прежде чем и я туда добралась. Надя с Алексом укрылись в кабине сломанного и давно брошенного грузовика и, дрожа от холода, грызли печенье. Печенье было предложено и мне. Я съела пару кусочков, но гораздо более желала спуститься вниз. Как только появился Костя, мы начали спуск. Наверное, потому, что мы спустились с горы, и она стала загораживать нас от ветра, ветер заметно ослаб. Какого же было наше разочарование, когда через 5 км, дорога снова пошла вверх. Как будто не было этих цветных флажочков и таблички с надписью Латанг-Ла 16500FT. Потом мы внимательно прочитали в Лонли Плэнет – перевал – то двугорбый. Миленькое дело! Тут даже самые сильные начали сдавать. Я догнала Надю и увидела, что она шла пешком, и вид у неё был как-то не очень– лицо серо-фиолетового оттенка. Позже она так описывала свое самочувствие– кружилась голова, в глазах какие-то искры и все расплывалось. Я рванула что есть мочи к вершине, благо она была недалеко – всего метрах в 200. Т.е. Душа рванулась, т.к. мочи – то не было никакой. Как я и ожидала, на вершине нас ждал Алекс, у которого я взяла таблетки от горной болезни. Их он купил в Дели.У нас были свои – панангин, купленные в Питере, но мы всегда чувствовали себя хорошо и их не принимали.

Юлечка, спасибо за то, что не дала мне погибнуть при переходе через эту Баралачу (вспоминаю Баралачу, и чуть не плачу )) ) -  звезды в глазах были совсем другие, чем накануне ночью в гималайском небе…

В таких случаях надо сразу спускаться. Что мы и сделал
и.

000007

000003

000006

0010

000014

000018

000019

Мы спустились в долину. Хотя было уже темно, мы решили проехать ещё 20 км. и заночевать в лагере Саршу. Всем хотелось хорошо выспаться в юрте, где много места и много одеял и не надо бороться за место на коврике одним и строить баррикады от ветра другим. Включили фонарики и габаритные фары (в условиях, когда темнеет рано, я всегда самое для меня в том походе дорогое – запасные батарейки к фонарику – хранила в нагрудном кармане и всегда ставила вечером свежие – если бы фонарь погас, заменить батарейки не было бы возможности из-за полной темноты). Мы ехали плотной группой по два человека – впереди Надежда с Костей, сзади мы с Алексом. В кои то веки. Дорога то спускалась, то поднималась, в общем, в 9 часов вечера мы увидели во мраке долгожданные огоньки. По всему пути на маршруте стоят километровые столбики с указанием расстояния до Манали и до ближайшего населенного пункта или военного лагеря, что, конечно, очень облегчает путь.

Юрин, (на его отчет о пешем походе в Гималаях в 2001 г. я приводила ссылки), проехавший этот участок на машине, называет лагерь Саршу пыльной шоферской ночевкой. Нам же он показался фантастическим, самым лучшим в мире. Нам выделили целую юрту на троих с огромной кучей одеял. Туда же мы поставили и байки. Стоимость койко-места 25 рупий (16 рублей) на одного.


000027


Это обычная цена в таких местах. Натянули на себя все теплое, что еще осталось в рюкзаках, и прошли в так называемый ресторан– другую юрту, где стояла керосиновая плита и столики.

000012

Свой обычный рисовый ужин мы сдобрили напитком. Напиток был приготовлен по просьбе нашего американского друга– ром с пепси-колой. Очень кстати. Спиртное, в основном виски, ром, джин там можно купить только в крупных населенных пунктах или на некоторых стоянках, например, как эта. Алекс весь вечер отогревал свои насквозь промерзшие в обычных велоботинках под контактные педали ноги. Выпили еще по 5 стаканов горячего чаю и пошли спать.


26.09.03- Cаршу– Баралача-Ла ( Baralacha- La 4950м)– военный лагерь в 20 км. от Дарчу

Подъем, как всегда около 8. Утро выдалось холодное, ветреное, под стать вечеру.

Пошли умыться к реке. Это звучит только живописно, на самом деле в этой реке не было ни одного чистого метра, где бы ни валялся какой-нибудь мусор. Но что делать – умываться то надо было. Съели свой рис и омлет, затарились водой, и стали готовить велосипеды – Алекс заклеивал камеру (он каждый день имел по 2-3 прокола на своих тонких колесах, но менял камеру очень быстро – он же гонщик-любитель), мы тоже что-то там подкручивали на своих конях. Пока мы слонялись по лагерю, встретили коллег велосипедистов, европейцев по виду, в соседней юрте, которые ехали в противоположном направлении и остановились на завтрак в Саршу. Лица у них были обветренные и скорее запыленные, чем загорелые. Как у нас. Кстати, кроме чистки зубов, умывания и расчесывания в обязательную утреннюю процедуру входило обильное смазывание губ специальным кремом – губы сильно трескаются на ветру. Сначала мы извели всю Надину гигиеническую помаду, а затем просили у Алекса его специальный крем, купленный в Дели и очень эффективный. Так вот, никто из нас даже не подошел и не поздоровался с ними. Ну туристы и туристы. Полное равнодушие. Ну ладно я, которая просто устала говорить: "We are Russian. Were are you from?" и т.д. Алекс, которому не стоило никакого труда говорить по-английски, тоже не проявил к ним ни малейшего интереса. Жажда новых эмоций притупилась
.

000039

000009

После вчерашнего тяжелого дня все еле двигались, поэтому, несмотря на то, что мы не сидели без дела, выехали только в 12 часов. Надя, Алекс и Костя, как всегда, через 10 минут скрылись за горизонтом. Еду не спеша, очень не спеша. Все еще дул сильный ветер (уже 3-й день), дорога была очень плохая, совершенно разбитая. В тот день асфальта совсем не было. Кстати, содержать такие дороги в исправном состоянии очень тяжело– по весне горные потоки разрушают то, что было сделано летом. До перевала надо было проехать 40 км. и набрать высоту всего 1000 м. – какие пустяки. Но не тут-то было. Дорога то спускалась вниз, то поднималась вверх, и приходилось вновь набирать потерянные метры. Солнце светило ярко, стало жарко. А из лагеря мы выехали, одетые по полной. Пришлось останавливаться, снимать теплые ботинки, куртку. Потом снова стало холодать, потом еще холоднее. В общем, в этот день я переодевалась раз пять, и это порядком меня утомило. Представьте себе процесс переодевания: на самом краю обрыва (чтобы не мешать проезжающим мимо грузовикам) на ветру я раскладываю все вещи, пока я роюсь в рюкзаке, что-то начинает медленно ползти вниз, ловлю, перекладываю, запихиваю в рюкзак.

000040

000033

170

212
000049993

0088841

000033

000034

000012213

000088839

000011114


Солнце, как бильярдный шар, прокатилось по небу и ушло за горы.

И вот та самая "картина Рериха", маслом...


000036

Чувствую, что еду очень медленно. Но быстрее ехать не могу. Пульс, как всегда, учащенный. Не знаю, то ли это от нагрузки, то ли от разницы давления. Просто отметила это факт для себя. До чего же здесь короткий световой день. В горах плотные сумерки начинаются уже в шесть часов. И пейзаж очень хмурый – внизу вся долина заполнена водой, вокруг горы– серые, мрачные, погруженные в тень. И ни души.

Часов у меня не было, как не было и велокомпьютера. У нас, кроме Алекса, ни у кого, кстати, не было ни того, ни другого. Надя и я потеряли компьютеры как раз перед походом, такое совпадение, а Костя просто не успел купить. Еду и прикидываю– "Если до перевала 10 км. и время 17 часов, то на горе я буду как раз в 19.00. в полной темноте. А ведь надо еще и спуститься вниз 25 км. по серпантину, где яма на яме, до военного лагеря, и не факт, что пустят переночевать". Нет, я не Федор Конюхов, я всего лишь слабая женщина, да и допустить, чтобы мои товарищи за меня беспокоились, я не могла. "Ну что ж", сказа я не себе: " Не можешь ехать велосипеде, езжай на машине" и решила попросить попутный грузовик с военными подбросить меня до перевала. Хотя было очень обидно, и всякий путешественник меня поймет. Да и силы еще оставались. До перевала оказалось менее 5 километров и, не успев загрузиться в машину, я уже её покидала.

Не доезжая метров 300 до вершины, я встретила Костю и по его виду поняла, что не только я в этот день чувствовала себя, мягко говоря, не комфортно. Костя шел пешком, был очень бледен, и смотрел вперед, как-то абстрагировавшись от окружающего мира. При виде меня, приветливо махавшей ему рукой из кабины, на его лице не отразилось ни радости, ни удивления, ни вопроса. Он так и продолжал идти, отрешенно смотря за куда-то вдаль за горизонт.

Пока я вылезала из машины, мой товарищ достиг вершины, и мы сделали несколько фотографий. На перевале были, как всегда, флажочки, и табличка с надписью " ---Ла 15000 FT". Костя, спрятавшись от ветра за щитом, подкрепился печеньем, и мы начали спускаться. Было пол шестого вечера. Сумерки сгущались, и скоро стало совсем темно. Дорога было совершенно разбита– сплошные ямы и колдобины, мой фонарик плохо держался на руле и при малейшей встряске падал вниз
.

У Кости вообще фары не было, и мы ехали в полной темноте. Костя продвигался быстрее, и я попросила его поджидать меня время от времени, т.к. ехать одной было жутковато. Причем, я могла определить, что впереди едет Костя, только по свету габаритного фонаря, т.к. уже в 5 метрах человека на велосипеде не было видно. Я подняла голову и посмотрела вверх. На небе было много звезд, но они не давали никакого света. Пейзаж вокруг представлял собой одни угрюмые черные скалы без малейшего намека на возможность поставить палатку. К военному лагерю мы подъехали только пол девятого вечера. Принимая во внимание, как долго мы сюда добирались, я пребывала в полной уверенности, что Надя с Алексом уже где-то далеко впереди и не известно, когда мы сможем увидеться. Каково же было мое удивление и радость, когда я вдруг заметила свет красного габаритного фонаря– не Костиного, еще одного. Если вы где-то ночью в пустыне или в горах вдруг увидите свет красного габаритного фонарика, значит, это не кто иной, как велосипедист, и скорее всего, ваш товарищ. В луче велосипедной фары заблестели светоотражающие полосы рюкзака "Мираж". Да, это был Надин велосипед. Оказывается, они приехали в лагерь только 40 минут назад и еще вели переговоры о ночлеге. Нам была предложена комната в казарме с цементными стенами и полом и одной железной кроватью. В центре комнаты стояла печка, которая топилась углем. В комнате было тепло. Все это было устроено благодаря одному индусу-военному, который вдруг проникся к нам огромным интересом и участием.

Но еды для нас у военных не было, и Алекс стал пытать нашего доброжелателя, где можно поесть. Оказывается, стоянка для дальнобойщиков была только в Даршу, в 24 км. от лагеря. Надя успокоила нашего друга, сказав, что у нас есть еда. У нас была колбаса твердого копчения, которую мы берегли на крайний случай, сало, супчики магги и вермишель. Сначала мы хотели сварить суп на Костиной бензиновой горелке, но она окончательно вышла из строя, и мы закипятили воду прямо на печке. Поджарили колбаски, сальца, все это вместе с вермишелью бросили в суп. Получилось вкусно, только мало.

Наш добрый индус принес к нам в комнату свою еду и Алекс с явным удовольствием ею угостился, хотя никто из остальных есть это перченое варево не мог. Остатки воды, а с водой был напряг– у нас набралось литра 2, и пару литров принес военный– мы налили в освободившуюся из-под супа кастрюлю и стали ждать чай. Вода никак не хотела закипать, и все, кроме Нади и меня, заснули, так и не дождавшись горячего чая. Мы с Надей устроились на кровати, Алекс с Костей– на полу, постелив пенки, забравшись в спальники и завернувшись для тепла в холодные армейские одеяла. Наш индус, к сожалению, я забыла, как его звали, был, казалось, очень рад нашему визиту. Он был очень возбужден, проявлял большое любопытство ко всему, что мы делали и не давал нам остаться одним. Он принес фотографию своей жены и детей, рассказывал о себе, и все донимал Алекса расспросами, служил ли тот в армии и сколько он тогда получал. В общем, мы еле от него отделались, сославшись на то, что нам надо ложиться спать
.

000023

000036

000037

Я завела будильник на 2 часа ночи, чтобы вовремя подбросить уголь в печку. Но это было излишней предосторожностью, т.к. печка почему-то еле теплилась, и к утру она совсем погасла. Плохие из нас кочегары.

Продолжение истории здесь.
Tags: india, Азия, Гималаи, Индия, Ладакх, Ле, Лех, велопутешествия, воспоминания о прошлом, путешествия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo travelnad may 30, 2015 23:01 1
Buy for 70 tokens
Новость о назначении Саакашвили губернатором Одесской области меня всколыхнула хотя я человек далекий от политики, а уж в сегодняшних делах с Украиной понимаю все меньше и меньше. Друзья есть и на той, и на этой стороне. И кто что говорит. А я - пацифист, я не хочу никаких войн. Я не смотрю…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments